Охота на вяхиря

«Пригласишь в следующий раз?» – спросил как-то мой хороший давнишний знакомый по стендовой стрельбе, спортингу. – «Почему не пригласить? Приглашу, конечно, вот только голубя найду…»

И вот прошло открытие по болотно-луговой, я уже вдоволь насытился ни с чем не сравнимым чувством одиночества и свободы на более чем 150 гектарах превосходных заливных лугов, найденных буквально за пару дней до начала сезона. И теперь, к 7 утра отстреляв очередные восемь жирных дупелей, мчался по шоссе с единственной целью – найти этих самых вяхирей. Путь был неблизким, более 100 км до мест, где я охотился в прошлом году и откуда намеревался начать поиски в этом. Время поджимало – девятый час, – и я уже прикидывал, успею ли до голубиного «обеда» проверить все потенциально интересные поля. Выходило, что могу не успеть, поэтому я жарил, насколько хватало смелости на этой дороге IV класса, и на скорости под 130 км/ч едва успел заметить снижавшуюся над дорогой стайку птиц, очень похожих… Вытормаживаться пришлось метров 200 – чёрт побери, не просто похожих, а самых настоящих вяхирей! Остановился, развернулся, сдал назад – и сразу увидел картину, о которой любой охотник на диких голубей может только мечтать: на свежеубранном зерновом поле, всего в 200 метрах от асфальта, кормилась стая голов в 200–300!

Небольшие шайки голубей постоянно перелетали на несколько десятков метров, с нескольких направлений (в т. ч. над дорогой), к ним подлетали новые, а некоторые птицы отделялись и перелетали на такое же убранное поле по другую сторону дороги. Но основное место кормёжки было, несомненно, здесь – в классической ложбинке на поле, в нижней её части, не далее 70 метров от широкой межи бурьяна, разделявшей уже убранное поле и ещё не скошенное зерно.

Лучше места для охоты придумать было просто невозможно! Во-первых и в-главных, это был настоящий «котёл», куда явно слетелись все окрестные вяхири в радиусе по крайней мере 50 км. Было совершенно очевидно, что кормятся они тут и утром, и вечером, и до завтра точно не сменят место: других убранных зерновых полей в округе просто нет. Во-вторых, вопрос маскировки отпадал сам собой: садись в бурьян на меже, и «будет тебе счастье»! Это, кстати, одна из фундаментальных ошибок многих начинающих голубятников: гусиные приёмы маскировки в скрадках тут просто не прокатывают. Единственное исключение – когда с поля ещё не вывезли валки прессованной соломы, тогда можно вполне успешно охотиться из скрадков, имитирующих эти самые валки. Любое другое изменение ландшафта, типа за одну ночь выросшего на поле «куста» или «стога сена», птицы, обладающие не только прекрасным зрением, но и памятью, и знающие каждую кочку на «своём» кормовом поле, «срисовывают» в момент. И нечего удивляться, если в месте, где накануне кормилось несколько сотен голубей и где теперь с рассвета стоит сотня ваших «скорлупок» и прочие механические манилки, вы даже десятка налётов не увидите. Ребята, учите, как говорится, «матчасть»: голубь перед тем, как вылететь на поле, обязательно (!) присядет где-нибудь на краю на деревья или высокие кусты и минут 5–10 будет осматривать место будущей кормёжки, даже если он летает сюда уже неделю. Очевидно, лесные птицы твёрдо знают, что ни кусты, ни стога не умеют бегать или вырастать за одну ночь, и, посидев немного, просто тихо улетят, хоть контейнер «Спортпласта» вокруг скрадка расставь. Так что пока идёт охота на местных голубей, никаких скрадков – только естественные укрытия. И в моём случае место для такого укрытия было прямо рядом с местом кормёжки.

В-третьих, ближайшие высокие деревья, с которых голуби могли вылетать на поле, находились от будущего места охоты не ближе 400 метров! Это тоже важный фактор при планировании охоты на вяхирей: голуби перед вылетом на поле концентрируются на деревьях, а на поле (в начале сезона и обычно до сентября, до образования миграционных стай) слетают не все сразу, а небольшими группами – по 2–8 птиц либо вообще поодиночке. Остальные внимательно наблюдают за тем, как это происходит. Если расположиться ближе 100 метров от этих деревьев, то налётов много не будет: голуби вас также срисуют.

В-четвёртых (и тоже в-важных), солнце завтра с утра взойдёт сзади справа и пойдёт нам с товарищем за спину. Оно не будет мешать стрельбе и предательски подсвечивать открытые части лица, наоборот, оно будет светить заходящим в чучела голубям в глаза, а мы останемся в тени. Главное, хорошо закрыть заднюю часть будущего укрытия, чтобы не создавать движения на фоне неба. Итак, место по всем параметрам было просто идеальным, и я, абсолютно не боясь сглазить, позвонил товарищу и сообщил, что «завтра стреляем!».

Оставалась сущая ерунда – дождаться, когда вяхири улетят с поля (если птиц ничего не тревожит и они быстро наполняют зобы, в середине августа это происходит обычно в одиннадцать – начале двенадцатого утра), а затем оборудовать место завтрашней засидки. Это заняло ещё минут сорок: бурьян оказался сидячему человеку едва по макушку, и пришлось сходить 300 метров к кустам и нарубить там «зелени». И вот четверть часа до восхода, засидка «укреплена» маскировочной сеткой, которую привёз товарищ, 30 «скорлупок» расставлены так, что до ближних от нас 15 метров, а до дальних – 30. Направления вылета голубей на поле нам точно известны – их три по числу ближайших куп деревьев: справа сзади, справа спереди и чётко спереди, плюс четвёртое – из-за дороги, где тоже поле, а за ним лес. Поэтому можно спокойно стоять и наблюдать за тем, как вдали первые стайки голубей облетают стерню с лесной стороны и затем рассаживаются именно там, где мы уже и так вычислили. А у нас есть ещё 15 минут покурить…

А дальше всё было именно так, как виделось мне накануне. Голуби даже в относительно для этого времени года больших стаях по 15–17 голов облетали нас и присаду на высоте метров 40 – мы хладнокровно ждали – и после максимум пары-тройки кругов заходили к чучелам на посадку. Были налёты «с ходу»: так в основном налетали голуби спереди и спереди справа. Их слепило восходящее солнце, и они шли чётко на присаду (и на наше укрытие) на высоте метров 15. Верх нашего врезанного в бурьян скрадка всё-таки был довольно открыт, поэтому таких мы старались стрелять сразу, опасаясь, что сверху они нас спалят и больше на выстреле не окажутся. Идеальная (но и самая неинтересная) стрельба голубей – это на заходе в чучела на зависании в 15–20 метрах перед укрытием. У нас такой (из-за небольшого тактического недочёта в расстановке скорлупок) было немного, плюс сказывалась вторая уже бессонная ночь, поэтому поначалу с каждого налёта в две двустволки мы брали в среднем 2 птиц – довольно скромно (если учитывать наши спортивные стрелковые звания). Затем дело как-то наладилось: падало и по три и даже раз, кажется, четыре птицы. В общем, моему курцхаару работы хватало, даже несмотря на то, что активность вяхиря всё-таки не была особо высокой.

Кстати, о подающей собаке на такой охоте. В принципе, она не обязательна, особенно если охотитесь вы посреди поля стерни из какого-нибудь одинокого куста. Тут всё будет падать на стерню и всё можно подобрать даже быстрее собаки, которая при такой охоте обычно видит (и может «отмаркировать» – т. е. засечь по направлению и дальности) менее трети всех сбитых птиц. Если охотиться на границе некоси, то при определённых условиях (сзади не лес) часть птиц будет пролетать за спину. Без собаки их уже найти трудно либо невозможно. Также без подающей собаки затруднена охота на неубранном зерне или горохе/вике. Но! Если собака не подаёт быстро, т. е. не высылается по направлению и не управляется на расстоянии для наведения на место падения, то с такой будет лучше собирать всё уже после активного лёта. Ведь после первого пятка налётов в месте присады стриженного дробью пера и прочего голубиного запаха будет уже достаточно для того, чтобы каждый раз надолго сбивать ищущую только по чутью собаку с толку, заставляя её минутами носиться в присаде и отпугивать стайки голубей, которые с полного восхода солнца и часов до 10 утра постоянно либо сидят на деревьях вокруг, либо облетают поле, либо уже идут к чучелам. В это время если и подавать сразу, то очень чётко: высыл только по направлению, наводка «вперёд-вправо-влево» и галопом обратно.

Мы тем временем решили завершить утреннюю часть охоты: было уже 11 утра, налёты стали редкими (хотя в принципе, если вот так не давать голубям кормиться, то чаще всего налёты будут и днём – 3–4 в час запросто). Нам надо было отдохнуть, да и голубей 19 штук мы уже добыли – не выдающийся, но вполне неплохой результат.

Отъезжаем от поля на километр, быстро перекусываем и прямо на лугу укладываемся (да здравствуют разборные раскладушки!). Два часа сна для меня, конечно, «ни о чём», но в три нам надо уже обратно в засидку! Поэтому, с трудом заставив себя вернуться из небытия по сигналу будильника, быстро собираемся – и снова на поле! А голубь уже тут – вот мы сони: голов 20 уже активно кормятся и улетают, только когда я специально направляю в их сторону машину. Такие конкуренты нашей присаде совсем ни к чему. Расставляем чучела, и снова в укрытие – голуби не заставляют себя долго ждать…

Вечерний лёт на такой охоте обычно всегда менее активный, чем утренний. Исключения бывают при сильном и поздно рассеивающемся тумане, осадках и прочей непогоде в первой половине дня. Если по прогнозу такая хмарь обещается на весь день, то охоту лучше перенести. Иначе вы толком ничего не добудете, а голубя всё равно, скорее всего, от поля «отобьёте». При охоте по местной птице действует правило: одно поле – одна охота. А дальше снова поиски, и порой довольно долгие, потому что вяхирю слетать за 30–40 километров не проблема не только за «покушать», но и за «попить водички». Поэтому если место – и хорошее место – найдено, то надо выжать из него максимум. Больше на нём охотиться не придётся, место кормёжки витютни непременно сменят. Однако в нашем случае весь день был одинаково идеальный, начало вечернего лёта мы явно пропустили, поэтому до пяти часов вечера добыли ещё дюжину. Что, в общем, вполне обычно при таких погодных условиях: по статистике во второй половине дня вяхирь летит на поле раза в полтора менее активно, чем с утра.

Можно было покараулить ещё часик – голуби ещё полётывали и на пару-тройку налётов ещё можно было рассчитывать, – но… всё, что мы оба хотели от этой охоты, мы уже сполна получили. Дима поучаствовал в классической охоте на вяхиря с чучелами, а я был почти полностью удовлетворён результатами её организации. Поэтому решено было заканчивать, я только сходил метров за 300 к небольшой купе кустов посреди поля (к той самой справа спереди, с которой прилетала к присаде некоторая часть птиц). Дело в том, что туда после выстрела утянул и сел один голубь, и надо было попытаться его добрать. Это не составило труда, и вот уже заключительное фото на память с охоты, которую в силу удачного стечения многих обстоятельств в двух словах можно охарактеризовать как «Вяхиря заказывали?».

Источник: https://HuntPortal.ru/hunting/pernataya-dich/polevaya-dich/vyaxirya-zakazyivali

Cекреты вяхиря

Вяхирь моногамен. Самец и самка образуют пару и вместе выращивают голубят. В кладке всего два яйца, но птицы могут сделать две кладки за сезон.

Охота на вяхиря требует специальной подготовки. Это поиск оптимальных мест, тщательная маскировка, наличие чучел или профилей, специальные, кучно бьющие ружья и патроны, навыки стрельбы по быстро летящим птицам. Однако самое главное — изучение и знание биологии и повадок вяхиря.
Итак, несколько слов о нем. Он любит селиться в дубовых или смешанных лесах, а в степной полосе обитает у речной уремы с разнообразной древесной растительностью. На Кавказе и в Крыму вяхирь гнездится в буковых лесах. Чистых сосновых лесов он не любит. Численность этих птиц в России давно сокращается, и прежде всего из-за вырубки лесов.

Парами, как и все голуби, вяхири встречаются только в период размножения. Птенцы проводят в гнезде 30–38 дней, после чего начинают перепархивать. Первое время по вылете молодые держатся рядом с родителями, которые еще несколько дней продолжают кормить их размягченными в зобе зернами. Вскоре молодые отбиваются от старых, образуют стаи, к которым присоединяются холостые птицы, и кочуют по окрестным лесам. Таким образом, в стае вяхирей, на которых мы охотимся в августе-сентябре, находятся в основном молодые и старые неразмножающиеся птицы.

К насиживанию вяхири приступают после откладки первого яйца (поэтому птенцы разновозрастны). Насиживание длится 17–18 дней при участии обоих родителей.

Вяхирь — растительноядная птица. Основой его питания служат зерна растений, семена культурных и диких злаков и бобовых. В тех местах ареала, где господствует хвойная растительность, голубь поедает семена этих деревьев, главным образом ели. Далее к югу, где хвойные породы вытесняются дубом, он питается желудями, а в лесах с преобладанием бука — буковыми орешками. Ест вяхирь и ягоды — землянику, чернику, голубику, бруснику и даже калину. В Костромской области зобы добытых нами вяхирей были забиты ягодами черемухи. Кстати, зоб этих птиц вмещает до семи желудей или около блюдца пшеницы. Кормится вяхирь главным образом на земле, собирая выпавшие из растений зерна. Это единственный из наших голубей, кто собирает корм на земле, но может срывать плоды, ягоды, распускающиеся почки с ветвей деревьев и кустов, сщипывать зеленые сочные растения на корню.

Вяхирь — излюбленный объект охоты на Кубани. Значительная часть популяции остается здесь на зимовку, и в отдельные годы на юге России скапливаются тысячные стаи. Охотники добывают лишь незначительную часть зимующих птиц, к тому же январскую охоту разрешают не каждый год, а по новым правилам сезон заканчивается 31 декабря.
Это приводит к эпизоотическим заболеваниям и массовой гибели голубей. Основная болезнь — голубиная молочница (кандидамикоз), вызванная дрожжевыми грибками, прогрессирующая при большом скоплении птиц. Человеку она не передается. По мнению ученых, охоту на зимующих вяхирей на Кубани необходимо продлить до 31 января.
Мне хорошо знакома охота на вяхиря только в центральной части России — во Владимирской, Костромской и Ярославской областях. О ней и пойдет речь.

Большинство предпочитают для этой охоты полуавтоматы, так как стрелять приходится много и нередко по стайкам. Если ружье оснащено сменными дульными насадками, используют чок (1,0 мм) или сильный чок (1,25 мм). Но я остаюсь противником полуавтоматов. Мысль о том, что у тебя пять патронов, расхолаживает, и после каждой очереди нередко остаются подранки. Многие из них оказываются незамеченными охотником, так как либо садятся далеко в поле, либо дотягивают до леса и там пропадают. Дорожить нужно каждым выстрелом и после очередной стрельбы внимательно наблюдать за птицами. Лучшая дробь для этой охоты — «пятерка» в контейнере, но если стрелять из укрытия с чучелами по снижающимся птицам и даже сидячим, то вполне достаточно «семерки».

Вяхирь — птица агроландшафтов. Сейчас в некоторых регионах Центральной России найти места с хорошо развитым земледелием и полеводством нелегко. Но есть еще такие уголки, где сеют и пшеницу, и горох, и гречиху — то, что нужно голубям.

Перед охотой необходимо провести разведку угодий и определить, где голуби кормятся, куда летают на водопой и ночевку. Большие скопления вяхиря приурочены к полям зерновых и бобовых культур. По моим наблюдениям, вяхирь больше всего любит горох, потом пшеницу, гречиху, овес и ячмень. На созревшую рожь голуби не летают, но с удовольствием питаются озимой рожью. Вылет на кормежку происходит, когда поспевает зерно и начинается уборка урожая. Конец августа и первая половина сентября — наилучшая пора охоты на голубей в Центральной России.

Неоценимую пользу окажет добыча во время такой разведки вяхиря, пусть и случайно налетевшего на вас. Вскрыв его зоб, вы увидите, какое основное зерно предпочитают здесь голуби и какое поле следует искать.

Гороховые поля идеальны не только как кормовые стации. Низкорослость бобовых позволяет голубям во время кормежки хорошо обозревать окрестности и вовремя замечать опасность. По этой же причине на скошенных зерновых полях вяхири кормятся только в низкой стерне. Если же она выше колена, голуби на такое поле не сядут, хоть там и много зерна.

В конце августа 2014 года мы приехали в Костромскую область поохотиться со спаниелем по тетеревиным выводкам. Это моя любимая охота. Приехали на место, когда уже взошло солнце, и увидели сотенные стаи вяхирей. Одни летали над полем поспевшей пшеницы, которую уже начали убирать, другие, как гирлянды, усыпали провода линии электропередач. Планы на охоту тут же поменялись. Было решено не беспокоить голубей, просто понаблюдать за ними, а поохотиться уже вечером. Оказалось, что птицы кормяились на сжатых полосах и убранных участках поля, подбирая созревшую пшеницу. Кормежка длилась до восьми-девяти часов утра, после чего вяхири рассаживались по деревьям на краю леса, окаймлявшего поле. В бинокль нам удалось рассмотреть, как они облепили некоторые деревья. Одни дремали, другие кормились черемухой, третьи периодически слетали на край поля и подкреплялись пшеницей. Вечером, обходя в этом месте край леса, мы обнаружили на поле много пуха и голубиного помета в местах, где пшеница была примята кабанами. Именно на такие места и спускались вяхири днем, на короткое время прерывая свой отдых.

Охотиться на вяхирей с подхода практически невозможно. Сидящие открыто на деревьях голуби никогда не подпускают охотника на дистанцию выстрела. Если днем или под вечер идти краем поля, то вяхири, кормящиеся там, взлетают за 40–50 метров. Впрочем, бывают и зазевавшиеся. В этом случае нужна мгновенная реакция и выстрел навскидку.

Лучшим местом для охоты следует признать засидку на кормовом поле. Если вы обнаружите место с пухом и пометом, где кормились голуби, а рядом есть островок леса или кустарника, значит, вам повезло. Здесь и надо затаиться. Послушная подружейная собака не помешает вам, но лучше ее привязать. После охоты она найдет всех подранков — мастеров забираться под валки соломы и крепко затаиваться там. Если вы охотитесь на краю леса, то при стрельбе над полем надо учитывать, что подранок будет стараться дотянуть до леса, сесть на дерево и плотно затаиться. Голуби — желанная добыча многих хищных птиц, прежде всего ястребов-тетеревятников. А с начала сентября идет их осенний пролет. Бывало, пойдешь после окончания охоты в лес искать подранка, а находишь только гору перьев.

При устройстве засидки желательно, чтобы солнце оказалось у вас за спиной — так удобнее стрелять. У голубей очень хорошее «цветное» зрение. Охотник должен быть в камуфляжной одежде. Рекомендуется даже надевать темные или защитного цвета перчатки и наносить камуфляжную краску на лицо. Я не пробовал, но мой товарищ мазал ею лицо, и я был свидетелем, как небольшая стайка голубей села в десяти метрах от охотника, не заметив его.

Если на «голубином» поле не окажется ни кустика, ни деревца, придется рыть окоп, подобно гусиному, и маскировать его травой или соломой. Предпочтительно использовать не кепку с козырьком, а широкополую шляпу камуфляжной окраски. Она не только маскирует, но и оттеняет лицо. Некоторые охотники камуфлируют и стволы ружья.
Вяхири вылетают на кормежку на восходе солнца. Голубь — дневная птица, плохо видит в сумерках, а потому и вечером летит на ночевку рано, как только начнет садиться солнце, задолго до утиного вечернего перелета. Мы всегда успевали после вечерней голубиной охоты добраться до озер и отстоять утиную зорьку.

Очень помогают на голубиной охоте чучела. Считается, что профиля менее привлекательны. Мы в своих охотах пользовались только полнокорпусными чучелами. Их должно быть не менее тридцати. Двух-трех сажают на дерево или куст около засидки, для чего используют подчучельники — длинные шесты, как при осенней охоте на тетеревов. Можно отдельно на куст посадить чучело вороны: оно покажет голубям, что место безопасно. Чучела вяхирей расставляют на местах кормежки. Но перед этим нужно подготовить колышки, воткнуть их в землю, чтобы потом насадить на них чучела. Они должны имитировать кормящуюся стаю, поэтому ставить чучела в линию нельзя. «Кормящиеся» голуби должны чередоваться с «сидящими» и «стоящими», а также «сторожевыми, если таковые есть в наборе.

Большинство охотников предпочитают бить вяхирей на подлете или снижении. Это более спортивно. Но посадить стаю, обмануть зорких и осторожных птиц тоже большое искусство.

Охотятся на вяхирей и на перелетах. Для этого нужно разведать время и основные трассы их пролета с ночевки на утреннюю кормежку, а далее на водопой или дневной отдых. Однако, как правило, во время таких перелетов голуби летят на большой высоте, особенно когда поймут, что их обстреливают. Основная ошибка начинающих голубятников — стрельба не в меру. Кажется, вот он, вяхирь, близко, и белые пятна на крыльях видны, но нет, до него 50–60 метров. Отсюда и промахи. Во Франции изготовляют специальные суперкучные и дальнобойные патроны «Серебряный голубь», но и тут нет стопроцентной гарантии успеха.

У французов распространена охота на вяхиря в местах его ночевки. Охотник загодя приходит в дубовый или буковый лес, что на краю поля, где на больших деревьях любят ночевать птицы. Их прилет начинается на заходе солнца и в сумерках. Прежде чем сесть на дерево, голуби облетают его, убеждаясь в безопасности (здесь человеку нужна маскировка). Севший вяхирь выдает себя хлопаньем крыльев. Нередко птицы ищут более подходящую ветку и перелетают с дерева на дерево. Французы стреляют голубей на подлете, а также птиц, сидящих на деревьях. При этом они не имеют права расположиться на краю поля и выходить на него. Чтобы битый голубь не упал на поле, охотники стараются выбирать место охоты подальше от края. У нас такого нет.

Сергей Фокин 9 сентября 2015 в 00:00

Источник: https://www.ohotniki.ru/hunting/article/2015/09/09/644680-cekretyi-vyahirya.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *