Лебо курали ружья

Ружье для первых лиц

Фото автора.

Если у вас появится возможность подержать в руках оружие компании «Лебо-Куралли», вы ею, безусловно, воспользуетесь.

Вот и я такую счастливую возможность не упустил, увидев в одном из московских магазинов двустволку «Князь Голицын», благодаря чему смог оценить качество и особенности конкретной модели, а также всей марки Лебо.

Созданная в 1865 году компания Lebeau стала известной лишь в 1876 году, когда получила гран-при на выставке в Филадельфии, посвященной столетию США, а затем почетный диплом и золотую медаль на парижской выставке в 1878 году.

Через девять лет, в 1897 году, на промышленной выставке в Санкт-Петербурге компания удостоилась большой серебряной медали.

Тогда же молодой император Николай II, оценив достоинства бельгийских ружей, заказал у Лебо парные экземпляры 20-го калибра со стволами длиной 75 см (они получили номера 31831 и 31832, а впоследствии вошли в каталог компании под № 98 как модель Grande Russe). Кстати, императорские ружья имели замок в колодке.

Здесь интересно отметить, что до 1905 года в российской охотничьей прессе упоминаний об Августе Лебо не было вообще, и это несмотря на то что он уже был поставщиком оружия императорскому дому.

Вот что, например, пишет Л.П. Сабанеев во втором издании «Охотничьего календаря»: «В Бельгии лучшим оружейником считается, однако, не Франкотт, как полагают у нас, а Бодсон, ружья которого имеются у очень многих садочных стрелков-бельгийцев».

Читайте материал «Комбинированное оружие и современный охотник»

Но уже в 1905 году в прейскуранте оружейного магазина А. Биткова о бельгийском оружейнике говорится как о «новейшей звезде на горизонте оружейного искусства».

На подушках стволов полный набор клейм. Интересно, что патронники на данном экземпляре имеют длину 65 мм. Фото автора.

«Среди таких величин, как Пёрдэ, Голланд-Голланд, — читаем мы в прейскуранте, — он занял равное им место; его гениальность оценили по достоинству императоры России, Германии, Испании, а также другие особы императорских и королевских фамилий охотятся с ружьями, изготовленными мастерской Лебо.

Более лучшей славы едва ли когда-нибудь достигал какой бы то ни было художник-оружейник. Август Лебо состоит поставщиком вышеупомянутых Высочайших особ, и это его лучшая рекомендация».

Однако, каков маркетинг, как бы сейчас сказали. За несколько лет сделать компанию столь знаменитой, да еще когда самого Лебо уже не было в живых (скончался в 1896 году)!

Кстати, охотничьи каталоги продолжали хвалить его оружие вплоть до 1913 года: «Лебо по справедливости должен считаться первым мастером Льежа».

И действительно, что ни говори, а оружие, выпускаемое бельгийской компанией, отличалось высоким качеством и надежной конструкцией. Наибольшей популярностью оно пользовалось у российской аристократии, и специально для этой аудитории были созданы модели с громкими именами: «Граф Шереметьев», «Князь Голицын», «Князь Куракин», «Князь Кудашев».

С современной точки зрения это были не совсем модели, скорее, модификации или варианты исполнения, отличавшиеся гравировкой, резьбой, длиной стволов, параметрами ложи. Аналогичную картину мы наблюдаем у ведущих производителей оружия и сегодня: несколько базовых моделей дорабатываются в соответствии с пожеланиями заказчика.

Фото автора.

В некоторых источниках можно найти информацию о том, что незадолго до смерти Август Лебо стал сотрудничать с Фердинандом Куралли.

Никаких документальных подтверждений этому нет, но есть основания полагать, что после смерти Лебо (23 июля 1896 года) ко-оперативное общество «Кредитный союз» подало иск к наследникам оружейника о взыскании задолженности компании в размере 14 766 франков и 22 сантима, после чего ее владельцем стал Фердинанд Куралли.

Читайте материал «Владение оружием: власть должна научиться доверять своему народу»

Вполне вероятно, он просто купил компанию у наследников или кредиторов и продолжил дело Лебо, используя не только технические наработки, но и его имя. Именно с этого времени компания обрела название, которое носит по сей день — «Лебо-Куралли». Вскоре новая фирма получила право называться поставщиком ряда королевских домов Европы — Испании, Италии и, конечно, России.

Начало XX века совпало с усилением бельгийской колониальной политики. Войны и революции породили спрос на боевое оружие. Компания решила попробовать свои силы в его производстве.

Выбор пал на армейский револьвер Webley&Scott, и в 1902 году Куралли подписал договор о его поставках в армию Бельгийского королевства. При этом «Лебо-Куралли» получила возможность выставлять свое оружие в демонстрационном зале Webley&Scott в Лондоне.

В результате такого тесного сотрудничества была создана новая фирма, получившая название Webley-Lebeau-Courally Continental Firearms Makers. Она продолжила выпуск ружей модели Grande Russe с замками в колодке и «Князь Куракин» с замками, копировавшими извлекаемые замки Вестли Ричардса.

Читайте материал «Охотничьи ружья с продольно-скользящим затвором»

Любопытно, что компания, как мы видим, не чуралась совместных проектов. В магазине, где мне удалось подержать в руках оригинальный «Лебо-Куралли», было выставлено ружье, по конструкции напоминающее классическую модель Lebeau, но без гравировки, дополнительных украшений, причем на одной стороне на досках стояла надпись Lebeau-Courally, а на другой — Verney-Carron.

История этого ружья еще требует своего исследования. Что это? Совместный проект? Оружие, сделанное на заказ? Или оружие, продаваемое под дружественным торговым брендом?

Все детали УСМ покрыты золотом. На фото видны выступающие золоченые бойки. Фото автора.

После Первой мировой войны компанию «Лебо-Куралли» ждала непростая судьба. Сменилось несколько владельцев; после ее покупки Жозефом Верре компания несколько лет называлась «Лебо-Куралли-Верре». Изменилась и линейка моделей (в списке появились штуцера), расширилась линейка калибров.

Сегодня компания выпускает семь моделей. К сожалению, не осталось старых и культовых моделей, таких как «Князь Куракин». Точнее, теперь они называются иначе, по-современному: гладкоствольные ружья Baron с вертикальным расположением стволов 12, 16 и 20-го калибров и Prince с горизонтальным расположением стволов 12, 16, 20, 28-го и .410-го калибров.

Это оружие высокого разбора, с замками на боковых досках. Кроме гладкоствольных, появилась линейка нарезных двуствольных штуцеров Dauphin с горизонтальным расположением стволов под патроны калибров 9,Зх74R, 8х57 IRS.

Они рекомендуются для охоты на крупных европейских животных. Болтовой карабин Marquis изготовлен под патроны любого калибра — от .222 Rem до .505 Gibbs. Для горных охот идеально подходит киплауф Archiduc, который выпускается для американского рынка под патроны от .243 Win до .300 WinMag включительно.

Читайте материал «Восстанавливаем охотничьи документы»

Карабин Chevalier идет под патрон .338 Lapua Magnum. Двуствольный штуцер с горизонтальным расположением стволов Big Five (из названия понятно, для какой охоты он предназначен) выпускается под патроны .375 H&H, .470 NE, .500 NE и другие.

Поверхность колодки покрыта цветной калкой. Фото автора.

Но вернемся к двустволке «Князь Голицын» в наших руках. Это настоящий кусок истории начала XX века. Именно эта модель, хотя и созданная в двадцатые годы прошлого столетия, поставлялась императорским дворам России и Европы.

Оружие украшено тонкой традиционной гравировкой с растительным орнаментом, у него отличный орех, и, что интересно, колодка и накладные доски покрыты прекрасно сохранившейся цветной калкой. И не только они.

Даже спусковые крючки имеют такое покрытие, а это необычно и смотрится оригинально. Все детали УСМ покрыты золотом, что с одной стороны указывает на уровень оружия, а с другой — защищает детали от коррозии. Иными словами, двустволка в отличном состоянии. Возможно, им просто не пользовались, так как найти оружие возрастом около ста лет в таком хорошем состоянии непросто.

Приклад прямой, как и положено оружию подобного класса, не имеет затыльника. В торце приклада видны две вставки, закрывающие отверстия, которые используются для получения идеального баланса оружия с длиной стволов более 70 сантиметров. Какими бы легкими не были эти стволы, они будут «кивать».

Для создания «противовеса» приклад высверливается, и в него помещаются дроби в нужном для получения баланса количестве.

Далее эти технические отверстия закрываются ореховыми заглушками. Оружие прикладисто и удобно, его вес, несмотря на длинные стволы, ощущается как легкий. Широкая прицельная планка имеет антибликовую насечку, сделанную ручным способом.

На правом стволе мы видим надпись Aug. Lebeau Courally Liege, удостоверяющую происхождение ружья. В целом «Князь Голицын» оставляет очень приятное впечатление.

Читайте материал «Лицензия на чудо: турецкого оружия всё больше и больше»

Ружья «Лебо-Куралли» неразрывно связаны с историей России. Как бы нам хотелось, чтобы встречи с нашей историей происходили как можно чаще, а хорошо сохранившихся ружей попадалось нам в руки как можно больше!

ОТ БАНКРОТСТВА К БАНКРОТСТВУ

У «Лебо-Куралли» сложная и запутанная история, многого мы уже не узнаем, но имеющиеся факты говорят о непростом пути, приведшем компанию к успеху. Считается, что она существует с 1865 года и изначально носила имя братьев Жюля и Августа Лебо.

23 ноября 1876 года это товарищество было упразднено. В том же году был заключен договор нового товарищества «Братья Лебо и Ко» с инвестором Шарлем Минеттом. Инвестор обязался вложить в компанию 100 000 франков. Целью товарищества было производство и торговля огнестрельным оружием, а также всем, «что к нему прилагается».

12 июня 1879 года по иску некоего Ларока начался процесс банкротства компании, а в 1880-м ее объявили банкротом, после чего Август Лебо учредил новую компанию «Изящное оружие. Август Лебо».

После смерти Августа Лебо владельцем марки стал Фердинанд Куралли. Скорее всего, он купил ее у наследников оружейника. В 1902 году Фердинанд Куралли подписал договор с Webley&Scott о поставках армейского револьвера, и в результате тесного сотрудничества была создана новая фирма, получившая название Webley-Lebeau-Courally Continental Firearms Makers.

После этого компания несколько раз была на грани банкротства, но всякий раз возрождалась.

ИМПЕРАТОРСКИЕ ОХОТЫ

Во времена Николая II организацией царской охоты занималась специальная придворная служба «Управление императорской охоты Министерства императорского двора». В обязанности сотрудников службы входили организация охот и обработка добытых животных.

По окончании охотничьего сезона служба составляла список трофеев. В персонал охотничьей команды входило более 70 служащих: егеря, стремянные, конюшенные, лесники и т.д. Дополнительно в качестве загонщиков привлекались солдаты, матросы и крестьяне из ближайших деревень. С 1906 года на охоту стали выезжать на автомобилях.

Рисунки для оформления годовых отчетов создавал придворный художник-анималист Рудольф Френц. В документе «Журнал императорской охоты № 9, составленный ловчим Владимиром Романовичем Дицем» приводятся сведения об итогах охоты за период 1884—1909 год. За это время великие князья и княгини убили 638 830 зверей и птиц.

Сергей Смолнин 8 мая 2018 в 13:57

Источник: https://www.ohotniki.ru/weapon/smoothbore/article/2018/05/08/651179-ruzhe-dlya-pervyih-lits.html

«Переломка» ТК518

Традиционное для России оружие – одноствольная «переломка», получила новое осмысление инженерами предприятия «Техкрим». В июле этого года мне удалось познакомится с таким ружьем – ТК518 и пострелять из него. О некоторых впечатлениях в этой статье.

Главная особенность нового ружья от «Техкрима» -это, конечно, калибр 9,6/53 lancaster, новый «полунарезной» патрон, по своим характеристикам занимающий положение между нарезным и гладкоствольным оружием.

Но сначала давайте поговорим о том, что такое одностволка для охотника и какое место она занимает в его арсенале. С момента начала производства в СССР одноствольных «переломных ружей (ИЖ-17 в послевоенный период и его модернизированной версии ИЖ-18 в 1964 году) они позиционировались как самое дешевое новое ружье для охоты. Считалось, что это ружье покупают начинающие небогатые охотники. Да и сейчас, дальний родственник этих ружей, выпускающийся под названием МР-18, продается в российских магазинах по «символической» цене 7-11 тысяч рублей, что эквивалентно паре пачек «породистых» нарезных патронов. Также покупали ИЖ-17 м ИЖ-18 промысловики как «расходное» дешевое ружье.

Но заложенное в «переломную» одностволку оружейная философия, как мне представляется, совсем иная. И восходит она к немецким «киплауфам» (kipplauf) – одноствольным «переломкам», как правило, с нарезным стволом.

Немецкая или, точнее сказать, центральноевропейская охотничья культура породила этот вид охотничьего оружия отнюдь не по бедности. Аристократы старых немецких и австро-венгерских аристократических родов вполне могли позволить себе купить любую двустволку, винтовку или тройник.

Почему же «правильные» охотники предпочитали киплауф многим другим ружьям, ведь его практичность по сравнению, скажем, с тройником, существенно проигрывает? Аристократы рассматривали не как «мясозаготовки», а как возможность общения с природой и проявления своих воинских навыков владения оружием – ведь «королевский выстрел», когда дичь ложится после единственного выстрела требует как высокого мастерства стрельбы, знания анатомии животного, так и хорошей психофизической подготовки. Киплауф «воспитывает» у охотника самодисциплину- стрелять только в ту цель, которую гарантированно поразишь.

Один-единственный, имеющийся у стрелка, выстрел дает возможность уровнять шансы животного и охотника, превратив охоту из «отстрела дичи» в красивый и честный спорт.

Развитие киплауфов в Европе шло совсем не по советско-российскому пути удешевления единицы продукции, а, скорее, наоборот. В современном виде, немецкий или австрийский киплауф представляет собой дорогое и отлично отделанное оружие, стоимость которого может составлять десятки тысяч евро.

Кстати говоря, есть вполне правдоподобная версия, что ИЖ-17 (а также златоустовское ружье ЗК) был сделан на основе немецких киплауфов фирмы Sauer, документация на которые, а также оснастка была вывезена в СССР из послевоенной Германии. Но в советской стране, чуждой таких «аристократических заморочек», киплауф сменил фрак на телогрейку.

То оружие, которое сейчас сделал «ТЕХКРИМ», является попыткой переосмыслить подход к одноствольной «переломке» в России. Хотя общим предком для ижмеховского МР-18 и ТК-518 являются ружья ИЖ-17/18, но техкримовский киплауф идеологически ближе к немецким пращурам. ТК-518 не претендует на народность, его цена вполне сравнима с двустволкой не самого низкого разбора- предполагается, что в рознице ружье будет стоить от 37 тысяч рублей на осень 2018 года (точная цена будет известна чуть позднее).

Главные отличия в исполнении и конструкции ружья связаны с его новым «прочтением», как оружия для единственного точного и дальнего выстрела.

Почти готовый ствол (передний план) и заготовки

Главное это, конечно, ствол. Примененная здесь сталь имеет не российское происхождение. Она поставляется из одной европейской страны, известной своими оружейными традициями. Российские стали не хуже, но при поставках может «плавать» качество от партии к партии. Учитывая небольшие объемы производства «Техкрима» и риски «попасть» на бракованную партию, легко оказалось брать импортное сырье.

Обрабатывается заготовка методом ротационной ковки, канал ствола хромируется. Наружные поверхности покрываются «черным хромом». Канал ствола имеет овально-винтовую нарезку типа «Ланкастер» под патрон 9,6/53.

Еще одно отличие от базовой конструкции ИЖ-18 – это существенно доработанный спуск, сделанный по требованиям, предъявляемым к нарезному, а не гладкоствольному оружию. Здесь речь идет как о повышенной точности обработки деталей, регулировке, так и о некоторых изменениях в конструкции УСМ.

Точная стрельба по цели единственным выстрелом без оптики немыслима. Для установки прицела на ТК-518 владельцу оружия не нужно ничего «колхозить» — поверх ствола установлена планка Weaver, на которую без проблем можно поставить нужный оптический прицел.

При этом, ружье сохранило и привычные механические прицельные приспособления- мушку и целик.

Дерево на ружье высокого качества, сравнивать его с «обычными» МР-18 даже не стоит.

Также очень тщательно на ТК-518 выполняется пригонка металлических и деревянных частей. На приклад установлен резиновый затыльник.

Полевые испытания

Испытаний ТК-518 проводились с расстояния 100 м на открытом стрельбище. Стрельба велась из положения сидя с упора, ружье оценивался по разным параметрам удобства вкладки, прицеливания, точности стрельбы.

Для стрельбы использовались три типа патронов – FMJ 14,8 г «стандарт» 700 м/с, FMJ 14,8 г «light» 550 м/с, а также новый патрон с полуоболоченной пулей SP 18 г и начальной скоростью 650 м/с.

Ощущения от отдачи оружия разняться от используемого патрона, но во всех случаях она гораздо ощутимее, чем при стрельбе теми же патронами из карабина ТК-598. Дело в том, что ТК 518 –очень легкое, всего 2,8 кг, ружье. Это нужно учитывать при выборе оружия.

Что касается вкладки ружья, то мне оно показалось почти игрушечным, легким и разворотистым. Приклад в данном исполнении мне лично чуть коротковат.

По поводу спуска, могу сказать, что он действительно по-винтовочному внятный, четкий.

Мой личный лучший результат на точность стрельбы был достигнут пулями FMJ 14.8 г с начальной скоростью 700 м/с. Стрельба велась из положения сидя с упора, с использованием оптического прицела Leupold с расстояния 100 м при температуре воздуха +29 градусов С. Зачетные серии я делал по 4 выстрела.

Поперечник попаданий 4 пуль по центрам пробоин составил 70 мм или 2,4 МОА.

Выводы

«Новое прочтение» классического ИЖ-18 «Техкримом» является очень интересной попыткой дать современное содержание и функционал проверенной конструкции оружия. Связка 9,6/53 Lancaster и ТК 518, на мой взгляд, очень удачна – ружье, оставаясь в рамках лицензии на гладкоствол, приобретает совершенно новые свойста, которые совершенно точно вписываются в концепцию классического «киплауфа» — умеренная дистанция эффективной стрельбы (150-200 м), мощный патрон, пригодный для большинства европейских охот.

Планируется выпускать две комплектации: с одним стволом калибра 9,6/53 Lancaster с ореховой ложей и с двумя стволами (9,6/53 Lancaster + 12й калибр).

Нужно понимать, что ТК 518 это не очередная версия «народного» МР-18, а возвращение к «зауэровским» корням и переосмысление самой концепции «переломной» одностволки, причем, выполненной на очень высоком технологическом и конструкторском уровне.

Насколько ружье соответствует запросам охотников- покажут продажи.

Источник: http://gun-test.ru/2018/08/22/tk518/

Lebeau-Courally 9.3×74-9.3×74 Sw+кр комиссия

Бельгийский город Льеж знаменит своими оружейниками со Средневековья. К середине XVIII века акцент делается на стрелковое оружие. Изготовлением деталей оружия занимались небольшие домашние мастерские. На мануфактурах из них собирались ружья и продавались под собственными марками. Промышленная революция не вмешивалась в этот процесс до конца XIX века, когда производство оружия стало массовым. Фабрики Льежа механизировались и смогли производить простые детали в огромных количествах. Оружейники смогли сосредоточиться на точности ручной работы. Сегодня этот город — один из важнейших оружейных центров в мире, производящий около 1.6 миллионов единиц вооружения в год. Оружейники Льежа знамениты прежде всего своими высококачественными гравировками и превосходными стандартами изготовления ружей.

Оружейник Аугусте Лебе основал свое дело в 1865 году и окружил себя командой ведущих ремесленников для производства высококачественных дробовиков. Лебе был вдохновленным исследователем и выдающимся техником, разработавшим целые серии ружей для разных видов охоты. Он первым сделал трехствольное ружье с как нарезными, так и гладкими стволами. Компания завоевала множество наград на различных всемирных выставках, таких как Philadelphia Centennial Exhibition в 1876, и Лебе получил почетный диплом и Medaille d’Or на Парижской выставке 1878 года, и специальную Grande Medaille d’Argent в Санкт-Петербурге в 1897 году. Лебе стал поставщиком королевских дворов Италии, Испании и России. Его дело продолжил в 1897 году Фердинанд Куралли, в 1952 году его купил льежский оружейник Жозеф Верис, который управлял бизнесом до 1982 года. За эти годы Верис и его лучшие мастера обучили команду молодых оружейников, которые сейчас работают под маркой Lebeu-Courally. Настоящий владелец, Анна-Мари Мерман, продолжает дело традиционными способами. Многие ружья Lebeu-Courally снабжены курковыми замками, которые позволяют настроить усилие спуска как для одного, так и для двух курков. Двухствольные винтовки Экспресс производятся под калибры 7x65R, 8×57 mm, 9.3x74R, .30-06 Springfield, .375 Holland &Holland, .458 Win-Mag, и .470 NE (Nitro Express). Каждую единицу оружия тестируют в национальной пробирной палате в Льеже, после прохождения проверки в самой фирме. Все описанные модели — лишь примеры труда компании. Каждое ружье полностью создается под пожелания заказчика. И это касается не только длины, дульных сужений и гравировки, но также выбор древесины для ложа и цевья. Практически все дробовики делаются под калибры 12, 16, 20, 28, 36 с патронниками 70 мм. Сталь для стволов поставляется компанией Walhreyne, и из нее делаются стволы единым блоком и упоры затвора. Стволы подгоняются под необходимые сужения, по предпочтениям заказчика. У ружей болшие экстракторы, чтобы было легко извлекать стреляные гильзы. Ложа и цевье делаются из старого французского ореха, выбранного за его фактуру. Конкретное дерево выбирают заказчики. Деревянные части не лакируют, но полируют вручную и обрабатывают воском и маслом.

  • Калибр: 9.3×74-9.3×74
  • Дерево: орех
  • Длина ствола: 62 см
  • Прицельные приспособления: открытый целик, мушка
  • Комплектация: SW 1.25-4×24 Habicht
  • Дополнительно: цветная калка

Источник: https://www.kolchuga.ru/internet_shop/oruzhie/oruzhie_vtorichnogo_rynka/lebeau_courally_9_3x74_9_3x74_sw_kr_komissiya_/

Нигде в мире нет такого интереса к оружию под маркой «Лебо», как в России. Если не принимать во внимание всё то, что о нём написано в отечественной литературе и периодике, то объяснить этот постоянный интерес невозможно…

Во втором 1892 года издании «Охотничьего календаря» Л.П. Сабанеева нет ни слова о Лебо, зато написано: «В Бельгии лучшим оружейником считается, однако, не Франкотт, как полагают у нас, а Бодсон, ружья которого имеются у очень многих садочных стрелков-бельгийцев». Но уже в прейскуранте оружейного магазина А. Биткова на 1905 год читаем: «Оружейник Август Лебо – это новейшая звезда на горизонте оружейного искусства, и среди таких величин, как Пёрдэ, Галан а Галан (вероятно, Голланд-Голланд — прим. автора), он занял равное им место; его гениальность оценили по достоинству Императоры России, Германии, Испании, а также другие особы императорских и королевских фамилий охотятся с ружьями, изготовленными мастерской Лебо. Более лучшей славы едва ли когда-нибудь достигал какой бы то ни было художник-оружейник. Август Лебо состоит поставщиком вышеупомянутых Высочайших особ, и это – его лучшая рекомендация». Сильно сказано, но вот незадача: «новейшая звезда» скончалась в 1896 году. В 1910 году прейскуранты многих российских магазинов, торговавших оружием «Август Лебо», содержали панегирики по поводу «бельгийского Пёрдэ» и «знаменитого мастера». В книге «Современное дробовое охотничье оружие», изданной редакцией журнала «Охотничий вестник» в 1913 году, написано: «Лебо, по справедливости, должен считаться первым мастером Льежа». К тому времени «первого мастера» 17 лет (!) как не было в живых. С.А.Бутурлин в 1927 году заметил: «Дорогое бельгийское оружие, излюбленное у нас, — ружья (главным образом садочные) Дефурни, Бодсона и Лебо». Начиная с 1985 года, когда вышла статья В. М. Шостаковского (Знаменитые ружья. Лебо. Охота и охотничье хозяйство, №3), все, кто писал о Лебо-Куралли, так или иначе пересказывали содержание этой публикации, дополняя её собственными фантазиями. Думаю, настало время приоткрыть завесу над настоящей историей марки «Лебо»…

Август Лебо

Август (Огюст) Лебо «по праву пользовался уважением среди оружейников Льежа». Эту фразу привёл в своей книге «Les Armes de Chasse et Leur Tir» (1931 г.) Ф. Куралли, сославшись на умершего к тому времени Жюля Гриволя (Jules Grivolat, фабрикант оружия, секретарь городской палаты Союза производителей оружия и директор оружейного музея в Сент-Этьене), который в 1905 году был докладчиком жюри на Всемирной выставке в Льеже. Отметим этот факт, поскольку в Сент-Этьене при Гриволя начинал карьеру оружейного «фабриканта» сам Куралли. Марко Нобили (Marco E. Nobili), автор единственной книги о «Лебо-Куралли», написал, что авторитет Августа Лебо был таким же высоким как у Жюля Полэна (Jules Polain), директора Льежской испытательной станции, или Шарля Франкотта (Charles Francotte), президента Союза оружейников Льежа. Согласно этому же автору, Лебо избирался вице-президентом административной комиссии Льежской испытательной станции (президентом по должности являлся мэр Льежа) и состоял при министерстве труда. Документальных подтверждений этому найти не удалось. В Валлонии известен не Август, а Джозеф Лебо (Joseph Lebeau), общественный и политический деятель, участник бельгийской революции 1830 года. В его честь в Льеже названа улица.

Льеж, rue d`Archis, 34

Надписи на каталогах со времён Куралли говорят о том, что компания Лебо существовала с 1865 года. Между тем, по данным Льежской испытательной станции с 1861 по 1875 там числилась компания «Jules Lebeau & Freres» («Жюль Лебо и братья»), задепонировавшая в 1863 и 1866 годах два патента на улучшения в конструкции револьвера и боевого карабина. Первые свидетельства о братьях Лебо, которые удалось найти, относятся к 1871 году. 1 марта трибунал (суд) по гражданским делам рассмотрел иск товарищества братьев Лебо к компании «Cahen-Lyon et Cie» (Каше-Лион и Ко). Братья утверждали, что ответчик изготавливал и продавал в Бельгии контрафактные винтовки Шасспо. Суд Лебо проиграли. Интересные сведения содержатся в протоколе заседания комитета по рынкам Национального собрания Франции от 28 февраля 1873 года. Опрашивались лица, причастные к контрактам, заключённым от имени комитета обороны Жиронды и муниципалитета Бордо во время франко-прусской войны 1870-1871 годов. Об этой истории не было известно, поэтому остановлюсь на ней подробнее.

Для обороны Бордо в ходе катастрофической для Франции франко-прусской войны срочно требовалось стрелковое оружие и патроны. Этим вопросом занимался заместитель мэра Жильбер (Gilbert) вместе с инженером военно-морского флота Лемуаном (Lemoyne) и предпринимателем Лароком (Laroque). Ларок торговал в Сенегале и знал оружейных коммерсантов братьев Лебо из Льежа, поставлявших ему кремнёвые ружья. В сентябре 1870 года произошла встреча, на которой братья Лебо заверили Ларока, что смогут найти оружие в нужном количестве и решат вопрос с его доставкой. И то, и другое сделать было весьма непросто, поскольку Бельгия формально соблюдала нейтралитет. Ларок сообщил Жильберу, что Лебо поставят 10000 винтовок Шасспо по 118 франков. За каждый ствол Ларок планировал получить комиссионное вознаграждение от Лебо и возмещение расходов от Жильбера. Он отправился в Льеж, куда должен был прибыть с деньгами Лемуан. Лемуан являлся доверенным лицом, наделённым неограниченными полномочиями потратить 1.5 млн. франков, которые он перевозил в виде наличных банкнот, но при этом был дилетантом в оружейном бизнесе. Он знал какое-то важное лицо в Голландии, фамилия которого умышленно не названа в протоколе. Этот человек был представлен Жильберу и пообещал «сделать всё, что можно сделать». Вместо Льежа Лемуан отправился в Брюссель, где с подачи своего голландского знакомого заключил договор с Эдуардом де Бомоном (Edouard de Beaumont, оружейный фабрикант, создатель винтовки, находившейся на вооружении голландской армии). Лемуан полагал, что покупает винтовки Бомона. Однако единственное место в Европе, где готовое оружие приемлемого качества можно было найти в нужном количестве, оказалась оружейной компанией Малерб (Malherbe), находившейся в процессе ликвидации. Об этом знали де Бомон и братья Лебо, но об этом не знал Лемуан. Он не знал также, что де Бомон приобрёл 2800 винтовок Шасспо по 94 франка за штуку у посредника, который купил их у компании Малерб по 78 франков. Самому Лемуану каждая винтовка обошлись в 128 франков (108 — де Бомону плюс 20 — доставка). Были ещё потери в 3% на обмене французских банкнот. Когда о сделке узнали братья Лебо, то «они были в ярости», потому что «целое состояние выдернули из их рук». Лебо пообещали «помешать этому оружию покинуть территорию Бельгии». Неизвестно, выполнили ли они своё обещание, но правительство Бельгии арестовало винтовки, проданные Бомоном. 6 октября 1870 года между Лемуаном и братьями Лебо, утверждавшими, что они — агенты компании Пибоди, был подписан договор на поставку из США винтовок Пибоди на сумму 540 тыс. франков и 1 млн. патронов к ним, а также 4 тыс. винтовок Шасспо из Европы. 18 октября Ларок организовал встречу Жильбера с одним из Лебо. Была достигнута договорённость, по которой братья Лебо брали обязательство скупить до 5 ноября всё, что можно было достать в Льеже на тот момент. Для финансирования сделки Жильбер передал Лароку 200 тыс. франков. Вместо того, чтобы, согласно инструкции Жильбера, задепонировать эти средства и расчитываться с Лебо по мере исполнения контракта, Ларок передал все деньги братьям Лебо, объяснив это тем, что знал Лебо (Августа?) как честного человека, который всегда выполнял свои обязательства, а инструкций он, Ларок, никаких не получал (хотя ему было предъявлено соответствующее письмо Жильбера). На вопрос: почему тогда Лебо поставили только 684 винтовки вместо 4000, Ларок ответил, что качественного оружия больше не было, а металлолом братья Лебо поставлять не хотели. На заседание комитета Ларок привёл кого-то из братьев Лебо. Тот рассказал, что договариваясь с Лароком и комитетом обороны Бордо, они рассчитывали на винтовки компании Малерб, ликвидатор которой готов был продать их по 80 франков. Малерб хотел задаток в 25 тыс. франков, на что Лебо ответили, что «перевозчик денег может умереть по дороге», имея ввиду Лемуана. По словам Лебо, винтовок у них не оказалось потому, что Лемуан провёл десять дней в Брюсселе, а потом якобы не мог найти их в Льеже. За это время оружие ушло к посреднику. На вопрос: почему при такой потенциальной прибыли Лебо не захотели рисковать собственными 25 тыс. франков, ответ был неубедительным. По контракту с Лемуаном, в присутствии Ларока было задепонировано 515 тыс. франков для оплаты 2.5 тыс. винтовок Пибоди и патронов. Первый пароход, фрахтом которого занимался Ларок, прибыл в Бордо. Однако за второй пароход консул Франции в Нью-Йорке, занимавшийся экпедицией грузов, потребовал комиссионные, оплачивать которые Лебо отказались, хотя согласно договора несли полную ответственность за доставку. Лебо привёл разные аргументы, которые оправдывали неисполнение договорных обязательств, в том числе такой: «Если бы мы были нечестными людьми, мы взяли бы деньги и переехали в Италию». Судя по всему, у братьев Лебо были возможности скупить и поставить французам некачественные винтовки, металлолом, по выражению Ларока, но они не пошли по этому пути. Чем закончилась история с поставкой оружия в Бордо, и были ли выполнены контрактные обязательства — неизвестно. Ларок получил от братьев Лебо 2 тыс. франков комиссионных, хотя расчитывал на 50 сантимов с каждой винтовки. Жильбер отказался оплачивать его услуги. Перипетии финансовых отношений Лебо и Ларока позднее привели к банкротству «Lebeau Freres et Cie».

В протоколе заседания комитета по рынкам Национального собрания Франции содержится ещё несколько интересных фактов. Во-первых, в делах братьев Лебо принимал участие их отец. Во-вторых, как минимум, до 1870 года семья Лебо проживала в Серене, пригороде Льежа, в доме на rue de la Barrière, 80. Лемуан, разыскивая братьев Лебо по этому адресу, встретил соседа, который сообщил, что семья переехала. Однако на заседании комитета Лебо утверждал, что это их адрес. В-третьих, в своих показаниях Ларок упоминает Августа Лебо, который, судя по всему, и договаривался с заместителем мэра Бордо Жильбером 18 октября 1870 года. Жильбер дал Лебо рекомендательное письмо к Жюлю Ле Чесне (Jules Le Cesne) — председателю комиссии по оружию при министре внутренних дел Франции Леоне Гамбетте (Léon Michel Gambetta). С письмом отправился отец братьев Лебо. Договор на поставку винтовок Пибоди не состоялся, поскольку Чесне заявил Лебо, что не нуждается в его услугах.

Имеются нотариальные записи, из которых следует, что 1 февраля 1876 года нотариус зарегистрировал договор коммандитного товарищества «Братья Лебо и Ко» («Lebeau freres et Cie.»), заключённый 23 ноября 1875 года между братьями Лебо и инвестором, которого звали Шарль Минет (Charles Minette). Юридическое лицо было учреждено по адресу: rue d`Archis, 34 вместо зарегистрированного по тому же адресу товарищества братьев Жюля и Огюста (Августа) Лебо. Новая компания создавалось на 15 лет до 23 ноября 1890 года с целью производства и торговли огнестрельным оружием (высокого разбора и боевым), а также всем, «что к нему прилагается». Инвестор вносил 100 тыс. франков. Братья могли распоряжаться средствами в пределах 10 тыс. франков. В договоре были прописаны условия, при которых инвестор мог распустить товарищество, например, в случае регулярных убытков.

Револьвер с надписью на стволе «Lebeau Freres Brevetes». Фото: rockislandauction.com

Из прейскуранта 1910 года. Револьвер «работы Августа Лебо», хотя сам Август Лебо скончался в 1896 году.

Остаётся открытим вопрос: имела ли компания братьев Лебо собственное производство, а если имела, то где, или она работала как большинство льежских «фабрикантов», используя возможности сторонних производителей? За Лебо числилось множество патентов. Первые относятся к 1871 и 1872 годам и связаны с применением металлической гильзы в винтовке Шасспо. В 1873 году был запатентован усовершенствованный механизм боевого револьвера (бельгийский патент №43144 от 23.08.1873 и французский патент № 101082 от 8.11.1873 года). В 1881 году был получен патент на карманный револьвер со складным спусковым крючком, а в 1882 году — патент на револьвер с экстрактором. Эти два патента использовались для производства карманного «велодога», который Куралли потом продавал под маркой «The Puppy».

Одноствольное ружьё со съёмным стволом («canon mobile») компании «Lebeau freres et Cie».

Существует пара предметов, про которые можно уверенно сказать, что они выпущены компанией «Lebeau freres et Cie». Лебо владели патентом на однозарядное охотничье ружьё с подвижным (съёмным) стволом (fusil de chasse a un coup a canon mobile). Одно из таких ружей сохранилось (фото вверху). Кроме стандартного набора клейм дробовик имеет ещё одно оригинальное клеймо (фото внизу).

Точно такое же клеймо можно увидеть на одноствольном киплауфе № 3482 Великого князя Михаила Александровича Романова из коллекции Гатчинского арсенала. На стволе ружья имеется надпись «J. Larderet arq-e de S.M. l`Empereur a St Peterbourg Fait par Auguste Lebeau a Liege» (Ж. Лардере оружейник Его Величества Императора в Санкт-Петербурге Изготовлено Августом Лебо в Льеже) (фото внизу). Весьма вероятно, что клеймо «L&C» принадлежало компании «Lebeau freres et Cie», а номер 3482 соответствовал её нумерации.

Киплауф № 3482 Великого князя Михаила Александровича Романова из коллекции Гатчинского арсенала. Фото: Е.А. Родионов

Был ли бизнес братьев Лебо успешным? Документы* говорят об обратном (*Pasicrisie belge: recueil général de la jurisprudence des cours de Belgique en matière civile, commerciale, criminelle, de droit public et administratif,p.II, 1881, стр.66). 12 июня 1879 года по иску старого партнёра Ларока начался процесс банкротства «Lebeau Freres et Cie». Выяснились интересные подробности. Лароку были должны лично братья Лебо. Первый суд ошибочно решил, что братья не могут быть признаны банкротами без банкротства их компании. Коллизия заключалась в том, что старое товарищество «Jules Lebeau & freres» прекратило свою деятельность, не пройдя процедуру ликвидации. Были и другие кредиторы, расчёты с которыми после начала процесса банкротства были остановлены. Точное решение суда неизвестно. Судя по всему, братья всё же были признаны банкротами, а «Lebeau Freres et Cie» ликвидировано, поскольку с 1881 по 1887 год на Льежской испытательной станции числился только Жюль Лебо. В 1887 году Августом Лебо всё по тому же адресу на rue d`Archis, 34 была учреждена новая компания «Armes Fines. Auguste Lebeau» («Изящное оружие. Август Лебо»). Что произошло с Жюлем Лебо, выяснить пока не удалось. В рекомендательном письме, написанном Августом Лебо в 1894 году (см.ниже), указан адрес: rue Vertbois, 52. Замечу, что в 1890 году на rue Vertbois 52-54 был построен комплекс производственных зданий Льежской мануфактуры (ML). В 1894 году с Лебо расстался Гийом Дефурни, основавший через 2 года компанию «G. Defourny — Sevrin».

Рекомендательное письмо с личной подписью Августа Лебо, выданное Гийому Дефурни при увольнении.

За Августом Лебо числились два бельгийских патента: на механизм бескуркового ружья и эжектор. По словам Куралли, Лебо разработал «собственный метод фабрикации ружей, который имел последователей и изучался в оружейной школе». По сведениям мадам Мёрман (Anne-Marie Moermans-Ramakers), компания не имела станочного парка, и в ней работало не более 15 человек.

Оружие с маркой Лебо регулярно получало высокую оценку на международных выставках. В отчёте Всемирной выставки 1876 года, проходившей в Филадельфии, сказано, что компания «Lebeau & Co» из Льежа экспонировала казнозарядные охотничьи ружья и была отмечена «за отличные материалы и качество изготовления по очень низкой цене». В 1878 году на Всемирной выставке в Париже компания «Lebeau Freres et Cie» получила золотую медаль. В 1894 году на Всемирной выставке в Антверпене «производитель охотничьих ружей и револьверов» Август Лебо завоевал Гран-при, после чего королевским указом был награждён крестом кавалера ордена Леопольда.

Август Лебо скончался 23 июля 1896 года, считается, что бездетным холостяком. 2 января 1897 года кооперативное общество «Кредитный союз» подало иск к наследникам о взыскании задолженности компании «Lebeau Freres et Cie» в размере 14766 франков и 22 сантима. Среди наследников числилась Мари Лебо, возможно, жена или дочь Жюля Лебо, если только Август Лебо действительно был холостяком…

Источник: https://shotguncollector.com/2014/10/05/%D0%BB%D0%B5%D0%B1%D0%BE-%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B0%D0%BB%D0%BB%D0%B8-%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B4%D0%BE%D0%B9-%D0%B8-%D0%B2%D1%8B%D0%BC%D1%8B%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%BC/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *