Экспедиция седова 1912

Загадка лейтенанта Брусилова

Весной 1912 года у Николаевского моста в Санкт–Петербурге бросила якоря паровая шхуна «Святая Анна». Вот как об этом событии рассказал журнал «Русское судоходство»:

— Шхуна производит весьма благоприятное впечатление в смысле основательности всех деталей корпуса. Материал первоклассный. Обшивка тройная, дубовая. Подводная часть обтянута листовой медью.

Бывалые моряки в первую очередь отметили крепкий ее стоячий такелаж, способный нести большие паруса, бочку на грот–мачте, из которой зверобои в полярных водах высматривают добычу, прочный ледовый корпус, гарпунные пушки на носу. Китобойное судно… Наверное, в Арктику пойдет… И они не ошибались.

Шхуна (поисковое судно, зверобойное судно, паровая яхта) «Ньюпорт» была построена в 1867 году специально для поисков пропавшей среди арктических пустынь полярной экспедиции Джона Франклина. С этой целью ее приобрел Ален Юнг и переименовал в «Пандору II». Через несколько лет новый хозяин переименовал шхуну в «Бланкатру» и направив в Арктику под началом капитана Виггинса. А в 1897 году включил в состав английской торговой экспедиции Попхэма. Однако эти походы не слишком состарили судно, а лишь закалили его команду.

Очередное название шхуна получила в честь Анны Николаевны Брусиловой (урожденной Паризо де Ла–Валетта) — жены родного дяди Георгия Львовича — Бориса Алексеевича Брусилова, который выделил личные средства на снаряжение судна. Брусилов рассчитывал пройти Северным Ледовитым океаном из Атлантики в Тихий океан, занимаясь на этом переходе звериным промыслом.

Будущая экспедиция наделала шуму на всю Россию. Ее считали богатой, дворянской.

Лейтенант Георгий Брусилов родился в 1884 году во флотской семье. Его отец вице–адмирал Лев Алексеевич Брусилов был инициатором создания Морского Генерального штаба и его первым начальником. Молодой Брусилов уже участвовал в гидрографической экспедиции в Чукотское и Восточно–Сибирское моря на ледокольном транспорте «Вайгач». Поставщики экспедиции были в полной уверенности, что молодой Брусилов с деньгами считаться не будет, а потому цены заламывали баснословные. На переходе из Санкт–Петербурга в Александровск–на–Мурмане Георгий Львович был вынужден часть судовых кают превратить в пассажирские, чтобы при окончательном снаряжении «Святой Анны» иметь на руках свободные средства.

В состав команды «Святой Анны» входили: старший помощник лейтенант Николай Андреев, судовой механик, старший штурман Валериан Альбанов, младший штурман, боцман И. Потапов, гарпунер В. Шленский, старший рулевой П. Максимов, гидролог Севастьянов, матросы — Г. Анисимов, А Архиреев, П. Баев, Александр Конрад, И. Луняев, Густав Мельбарт, О. Нильсен, И. Параприц, И. Пономарев, П. Смиренников, Е. Шпаковский, А Шахнин, машинисты — В. Губанов, Яков Фрейберг, кочегар М. Шабатура, повар И. Калмыков, стюард Ян Регальд.

Первоначально Брусилов предполагал отправиться в арктическое плавание на двух судах, хотя и это было достаточно рискованно. Но от покупки второй шхуны пришлось отказаться: только за покупку «Пандоры» пришлось заплатить 20 тысяч рублей, да российские чиновники затребовали за ее проход через российские же границы 12 тысяч рублей. Правда, благодаря вмешательству российской прессы удалось уломать Министерство финансов в отношении пошлины и убедить чиновников, что это плавание не столько коммерческое, сколько патриотическое. Но на второе судно средств все равно не хватило.

10 августа 1912 года «Святая Анна» торжественно снялась с якоря и вокруг Скандинавского полуострова пошла в Заполярье. На переходе вдоль скандинавских берегов идти в плавание отказались: старпом лейтенант Н. Андреев, судовой механик, гидролог Севастьянов и судовой врач. Кроме того, из?за болезни пришлось оставить в Александровске младшего штурмана. Из командного состава остались собственно Георгий Брусилов и два гарпунера (в Тронхейме присоединился второй гарпунер М. Денисов). В Александровске–на–Мурмане команда была доукомплектована промысловиками–охотниками, и 10 сентября шхуна заскользила по волнам Баренцева моря. Российские и иностранные газеты дружно сходились в том, что основная цель экспедиции — это пройти вдоль сибирских берегов из Атлантики в Тихий океан. По пути Брусилов должен был изучить арктические и дальневосточные воды в промысловом отношении. Охота же на моржей, тюленей и медведей должна была оправдать часть затрат на подготовку к плаванию.

Но ни в назначенное время, ни позже шхуна «Святая Анна» на востоке не появилась. И если бы спустя два года возвращавшийся из плавания в высокие широты «Святой Фока» экспедиции Георгия Седова не подобрал на Земле Франца–Иосифа двух измученных русских моряков, то письма, отправленные Брусиловым с берегов Югорского Шара, стали бы последней информацией об этом плавании.

Дня года в России терялись в догадках. История Брусиловской экспедиции таила немало загадок. Почему изменился первоначальный замысел отправиться в Арктику на двух судах? Какие трагические события произошла на пропавшей шхуне? Где искать следы «Святой Анны»? Только возвращение штурмана Альбанова и матроса Конрада позволило ответить на большинство вопросов.

Появление на почтово–телеграфной станции «Югорский Шар» Георгия Брусилова и его моряков вызвало крайнее изумление. В эти месяцы еще ни одному судну не удавалось пройти в Карское море. Льды блокировали проливы. Путешественники оставили на станции письма, телеграммы, попрощались с новоземельцами и смело пошли на восток.

В районе полуострова Ямал «Святая Анна» вмерзла в огромное ледяное поле и закончила активное плавание. Только во второй половине октября ледяное поле плавно двинулось на север.

Зимой многие из команды заболели. Слег и Брусилов. Вот как, по данным известных историков Арктики Дмитрия Алексеева и Павла Новокшонова, об этом было записано в судовом журнале за 4 (17) января 1913 года: «Странная и непонятная болезнь, захватившая нас, сильно тревожит». Скорее всего, это был трихинеллез, вызванный употреблением медвежьего мяса. На удачу, в этом плавании на борту «Святой Анны» оказалась Ерминия Жданко, ранее закончившая «курсы милосердия». Она употребила все свои познания, и весной начальник экспедиции и другие заболевшие зимовщики встали на ноги. Но чувствовалось, что Брусилова угнетал провал коммерческих планов экспедиции. Ведь если шхуна будет оставаться в ледовом плену, то о походе на восток можно будет забыть. Зимовка не прошла даром для путешественников. В кают–компании начались мелкие ссоры, и даже стычки. Различие характеров усугубилось обстоятельствами, когда изменить что?либо было уже невозможно. Стоит ли удивляться, что однажды в судовом журнале появилась запись: «Отставлен от должности штурман Альбанов». Одновременно зимовка не прошла даром и для самой шхуны.

«Мало–помалу начали пустеть ее кладовые и трюм, — вспоминает потом Альбанов. — Пришлось заделать досками световые люки, вставить вторые рамы в иллюминаторы, перенести койки от бортов, чтобы ночью одеяло и подушка не примерзали к стене; пришлось подвесить тазы, чтобы с отпотевающих потолков вода не бежала на койки и столы». Давно уже вышел весь керосин, и сквозь сырой, промозглый мрак едва пробиваются огоньки самодельных «коптилок» на тюленьем и медвежьем жире. И к этим огонькам «жмутся со своей работой какие?то силуэты. Лучше пусть они останутся «силуэтами», не рассматривайте их… Они очень грязные, сильно закоптели…»

Дрейф на север продолжался и в течение всего 1913 года. 4 сентября шхуна достигла 80 градусов северной широты. Были предприняты попытки освободить судно, для чего долго пилили и вырубали канал во льду, но без всякого успеха. В целях экономии топлива приспособили нижнее кормовое помещение для жилья, Брусилов перебрался в хронометрическую каюту; собрали щепки и всяческий горючий материал, валявшийся на льду вокруг шхуны, приспособили лампу — «молнию» для освещения с использованием медвежьего жира. Из парусиновых обвесов сшили путешественникам новые брюки, из шкур убитых тюленей сделали новую обувь. 30 октября закрыли световой люк и засыпали его сверху снегом; с этого времени помещения в течение круглых суток освещалось тюленьим и медвежьим жиром, налитым в банки из?под консервов.

Вторая вынужденная зимовка в дрейфующих льдах подействовала на большинство участников экспедиции удручающе. Со слов известного полярника Владимира Визе, серьезно пытавшегося разгадать загадку исчезновения «Святой Анны», начались крупные недоразумения между Брусиловым и Альбановым, о которых последний вспоминал так: «С болезненной раздражительностью мы не могли бороться никакими силами; внезапно у обоих появилась сильная одышка, голос прерывался, спазмы подступали к горлу, и мы должны были прекращать наше объяснение, ничего не выяснив. Я не могу припомнить ни одного случая, чтобы после сентября 1913 года мы хоть раз поговорили с Георгием Львовичем как следует, хладнокровно, не торопясь скомкать объяснение и разойтись по своим делам».

Результатом этих взаимоотношений явилась следующая запись, сделанная Брусиловым в судовом журнале 22 сентября: «Отставлен от исполнения своих обязанностей штурман». Брусилов не счел нужным добавить сюда, что Альбанов был освобожден от этой должности по собственному желанию. Вскоре после этого у Альбанова зародилась мысль по окончании полярной ночи покинуть вмерзшее в лед судно.

Вначале он решил покинуть его самостоятельно, но неожиданно был поддержан некоторыми матросами, которые также решили покинуть шхуну. Брусилов на то сильно не возражал, так как особой надежды на освобождение ото льдов летом 1914 года у него не было, запас продовольствия таял на глазах и голод в следующую зиму был просто неизбежен.

К своему санному путешествию Альбанов начал готовиться 23 января 1914 года. Работы было много: надо было сделать 7 каяков, 7 нарт, сшить или исправить теплую одежду, сапоги, приготовить провизию.

Весной 1914 года, когда «Святая Анна» находилась севернее Земли Франца–Иосифа, 13 человек команды во главе со штурманом Альбановым покинули дрейфующее судно. Однако вскоре трое из них, испугавшись похода, вернулись на «Святую Анну». На шхуне после их возвращения вместе с лейтенантом Брусиловым и Е. Жданко остались боцман И. Потапов, гарпунеры В. Шленский и М. Денисов, матросы Г. Анисимов, Г. Мельбарт, И. Параприц, И. Пономарев, А Шахнин, машинист Я. Фрейберг, кочегар М. Шабатура, повар И. Калмыков. Для оставшихся на судне моряков продовольствия должно было хватить до октября 1915 года. Правда, были серьезные проблемы с топливом: на борту не осталось ни одного куска угля и ни одного полена. Вместо топлива стали использовать сало медведей и тюленей, в которое добавляли машинное масло. Для растопки и согревания самовара использовалось дерево из разломанной обшивки переборок.

Поход 11 человек из группы Альбанова к Земле Франца–Иосифа был полон необычайных трудностей и лишений. Более подробно о нем рассказано в главе 3. И все же, несмотря на все трудности, 22 июля 1914 года, правда только Альбанов и Конрад, добрались до мыса Флора, где нашли дом и продовольствие.

Три месяца они скитались по плавучим льдам и островам Земли Франца–Иосифа. Одновременно они стали готовиться к новой зимовке, надеясь, что в следующем году сюда придет какое?либо судно. Они привели в порядок маленькую хижину, где зимовала экспедиция Джексона, стали собирать разбросанные медведями вокруг хижины запасы продовольствия и предметы снаряжения. Но счастье пришло под парусами экспедиционного судна «Святой Фока», которое и доставило остатки экспедиции Брусилова к мурманским берегам.

Считается, что уход Альбанова и части людей произошел с полного согласия командира, по обоюдному желанию. Более того, при последнем напутствии Брусилов передал Альбанову жестяную банку, где находился пакет на имя начальника Гидрографического управления и объемный пакет с письмами от моряков, остающихся на шхуне. Но о причине покидания судна Альбанов сообщает весьма скупо, и тем самым сразу же вызывает различные вопросы. Тем более, что пакет с личными письмами исчез!

Искали следы экспедиции Брусилова в 1914 и в 1915 годах. После длительных и жарких дебатов в Государственной думе и Совете министров Главное гидрографическое управление снарядило поисковые экспедиции на пароходах «Андромеда», «Герта» и «Эклипо, к Земле Франца–Иосифа, к Шпицбергену и в Карское море соответственно. Они должны были осмотреть арктические берега и заложить здесь продовольственные склады, где могла оказаться «Святая Анна». Но появление в Баренцевом море кайзеровских подлодок и крейсеров прекратило поисковые работы. На Север пришла Первая мировая война.

Может быть, следы «Святой Анны» и ее экипажа со временем будут найдены, например, на пустынном восточном побережье Гренландии? Или где?то в ином районе? В любом случае и сегодня судьба экспедиции лейтенанта Георгия Брусилова остается загадкой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Источник: https://history.wikireading.ru/18619

Экспедиция Брусилова

Экспеди́ция Бруси́лова — экспедиция 1912—1914 годов, предпринятая Георгием Львовичем Брусиловым на паровой шхуне «Святая Анна» с целью впервые в истории пройти Северным морским путём под российским флагом.

Карта района экспедиции лейтенанта Брусилова в 1912—1914 гг. из книги В. И. Альбанова «На юг к Земле Франца Иосифа!» — Петроград, 1917 год.

Экспедиционное судно вышло из Санкт-Петербурга и обогнуло Скандинавский полуостров. Зайдя в Александровск-на-Мурмане, пополнив там запасы и окончательно сформировав экипаж, 10 сентября 1912 года «Святая Анна» проследовала в восточном направлении. 17 сентября 1912 года шхуна прошла Карские Ворота, однако уже через неделю была зажата льдами у западного побережья Ямала и начала дрейф в северном и северо-западном направлении. В апреле 1914 года после полутора лет дрейфа, когда шхуна находилась севернее архипелага Земля Франца-Иосифа, отряд из 11 человек во главе со штурманом Валерианом Альбановым отправился в южном направлении. 9 человек из этого отряда по пути погибли или пропали без вести, лишь Альбанов и матрос Конрад были спасены экспедицией Георгия Седова, возвращавшейся на материк после зимовки на острове Гукера. Судьба 13 членов экспедиции, оставшихся на борту «Святой Анны», после апреля 1914 года неизвестна.

Поскольку в крайней северо-западной части Карского моря до этого не плавало ни одного судна, материалы, собранные экипажем шхуны и доставленные на материк Альбановым, имели важное научное значение: они позволили систематизировать сведения о течениях и определить границы материковой отмели. На основании наблюдений Альбанова во время пешего перехода его группы было открыто Восточно-Шпицбергенское течение.

Подготовка экспедиции

Георгий Львович БрусиловВалериан Иванович Альбанов

Полярные экспедиции Нансена, Пири, Амундсена и Скотта вызвали в России большой общественный интерес. В этой атмосфере морской офицер Георгий Львович Брусилов решил предпринять собственную арктическую экспедицию.

В 1912 году Брусилов получил на службе отпуск и организовал своих ближайших родственников в акционерное зверобойное общество, предполагавшее извлечь прибыль из попутного зверопромысла в арктических широтах.

Для нужд экспедиции Брусилов за 20 тысяч рублей приобрёл в Великобритании паровую шхуну (трехмачтовую баркентину) «Бленкатра», остававшуюся, несмотря на 45-летний возраст, в хорошем состоянии. В. И. Альбанов позднее писал: «…так сохранилась, что ей трудно дать больше 20 лет, как бы усердно не искать изъянов в её шпангоутах, бимсах, кницах и обшивках».

Репортёр петербургской газеты «Новое время» (выпуск от 18 июля 1912 года) так описывал свои впечатления от посещения судна:

«…нас встретил старший помощник капитана лейтенант Андреев Н. С., проводил в салон, где кожаные кресла и диваны, рассказал о целях экспедиции… „Св. Анна“ построена в 1867 году, грузоподъемность её 231 тонна, толщина бортов 27 дюймов, машина имеет мощность 400 индикаторных сил, ход 7—7,5 узлов… Пойдут вокруг Ньордкапа, остановятся на 3—4 дня в Архангельске, далее — в Карское море, обойдут полуостров Ямал и будут стремиться обогнуть мыс Челюскин, и, если это удастся, перезимуют в устье реки Хатанги. Далее пойдут вдоль побережья Сибири к Берингову проливу…»

Судно было переименовано в честь основного инвестора экспедиции, Анны Николаевны Брусиловой (жены его дяди, московского землевладельца Бориса Алексеевича Брусилова), выделившей 90 тысяч рублей. Под новым именем «Святая Анна» шхуна покинула Санкт-Петербург 10 августа 1912 года.

В Александровске-на-Мурмане (ныне Полярный) часть экипажа, включая судового врача, старшего помощника Н. С. Андреева, штурмана и нескольких матросов, отказалась от дальнейшего плавания.

На роль медика экспедиции по собственной инициативе вызвалась плывшая на шхуне в качестве пассажира из Санкт-Петербурга в Мурманск Ерминия Александровна Жданко, дочь генерала А. Е. Жданко и племянница начальника Главного гидрографического управления генерал-лейтенанта М. Е. Жданко. Окончив самаритянские курсы, она имела квалификацию сестры милосердия.

Единственным штурманом экспедиции остался Валериан Альбанов, до этого имевший опыт лоцмейстерского плавания в Енисейской губе и работы старшим помощником капитана на рейсовом пароходе в Баренцевом море.

В окончательно сформированном экипаже из 24 человек было всего 7 профессиональных моряков, включая Брусилова и Альбанова. 10 сентября 1912 года шхуна отправилась в дальнейший путь, имея запас продовольствия на 18 месяцев. Дополнительное снабжение предполагалось добывать охотой.

Плавание

17 сентября 1912 года шхуна прошла Карские Ворота, но уже через неделю оказалась зажата льдами у западного побережья Ямала на широте 71°45′. В конце октября 1912 года под сильным южным ветром начался дрейф ледового поля с вмёрзшим судном, вместо намеченного пути на восток судно стало продвигаться на север.

К лету 1913 года «Святую Анну» вынесло севернее Новой Земли. Попытки пропилить в ледяном поле канал до ближайшей полыньи не удались и судну пришлось готовиться ко второй зимовке.

Неопределённость положения усиливала разногласия среди экипажа. В сентябре 1913 года произошёл конфликт между Брусиловым и Альбановым, в результате которого Альбанов сложил с себя полномочия штурмана.

К началу 1914 года шхуну вынесло севернее Земли Франца-Иосифа. Несмотря на удачную охоту во время первого года плавания, стала ощущаться нехватка многих продуктов и топлива, ожидался голод.

10 апреля 1914 года 82°55,50′ с. ш. 60°45′ в. д.HGЯOLштурман Валериан Альбанов покинул шхуну вместе с тринадцатью членами команды, чтобы пешком достичь обитаемой земли. Поскольку первоначальный план экспедиции Брусилова не предполагал пеших походов, то всё оборудование и снаряжение пешей группы — семь байдарок, закреплённых на санях и меховая одежда — было самодельным, изготовленным людьми без опыта полярных переходов в кустарных условиях на борту «Святой Анны». Питание состояло в основном из сухарей и не соответствовало уровню физической нагрузки.

Команда «Святой Анны»

На судне осталось десять членов экипажа. Через некоторое время матросы Пономарёв, Шабатура и Шахнин сочли путь непосильным для себя и вернулись обратно на судно. В итоге последний экипаж «Святой Анны» состоял из 13 человек:

  1. Георгий Брусилов, начальник экспедиции и капитан
  2. Ерминия Жданко, медик
  3. Иван Потапов, боцман
  4. Яков Фрейберг, машинист
  5. Вячеслав Шленский, гарпунёр, внештатный корреспондент архангельской газеты
  6. Михаил Денисов, гарпунёр (норвежский подданный)
  7. Густав Мельбард, матрос, ученик рижских мореходных классов
  8. Иоган Параприц, матрос, ученик рижских мореходных классов
  9. Гавриил Анисимов, матрос
  10. Иван Пономарёв, матрос
  11. Александр Шахнин, матрос
  12. Максим Шабатура, кочегар
  13. Игнатий Калмыков, повар.

Дальнейший путь на лыжах, санях и байдарках продолжили:

  1. Валериан Альбанов, штурман
  2. Пётр Максимов, старший рулевой
  3. Иван Луняев, матрос
  4. Александр Архиреев, матрос
  5. Евгений Шпаковский, матрос
  6. Прохор Баев, матрос
  7. Владимир Губанов, машинист
  8. Александр Конрад, матрос
  9. Ольгерд Нильсен, матрос (датчанин, из прежнего британского экипажа судна)
  10. Павел Смиренников, матрос
  11. Ян Регальд, стюард

Альбанов планировал добраться до архипелага Земля Франца-Иосифа, где, как он знал из книги Нансена, располагалась база арктических экспедиций Джексона, и там дождаться проходящего судна. Предстояло преодолеть около 160 километров.

3 мая матрос Баев ушел на разведку и не вернулся, поиски не дали результата.

Проводимые Альбановым по пути астрономические наблюдения и вычисление координат неожиданно показали, что полярников вместе со льдом быстро уносит в сторону от цели. Это было ранее неизвестное Восточно-Шпицбергенское течение.

Побережье острова Нортбрук

29 июня члены экспедиции вышли на южный берег мыса Мэри Хармсуорт (остров Земля Александры), где увидели свободное ото льда море. На десять человек оставалось лишь две байдарки, и отряд вынужденно разделился на две партии, одна из которых пошла на байдарках, а другая — на лыжах вдоль берега. За время пути в береговой партии заболел и умер матрос Архиреев. Воссоединились обе группы на мысе Ниль (остров Земля Георга). Следующей точкой встречи был назначен мыс Гранта (остров Земля Георга). Пять человек на байдарках прибыли в условное место и ожидали береговую партию, но безуспешно.

Далее байдарки пошли к острову Белл и достигли его 5 июля. В пути заболел и умер матрос Нильсен. 7 июля обе байдарки направились к мысу Флора. Поднявшийся сильный северный ветер унёс в море байдарку с матросами Луняевым и Шпаковским, об их дальнейшей судьбе неизвестно. Второй байдарке удалось вернуться к острову Белл.

Наконец 9 июля байдарке Альбанова и матроса Александра Конрада удалось добраться до старой базы Джексона на мысе Флора (остров Нортбрук, Земля Франца-Иосифа). В результате сноса льдов Восточно-Шпицбергенским течением с момента оставления «Святой Анны» они прошли более четырёхсот километров за неполных три месяца.

15 июля Конрад в одиночку (Альбанов был к тому времени тяжело болен) отправился на мыс Гранта для поисков пропавшей береговой партии. Никаких следов ему обнаружить не удалось.

20 июля к мысу Флора подошла шхуна «Святой Фока» (экспедиции Седова) под командованием Н. М. Сахарова и спасла Альбанова и Конрада, единственных выживших в экспедиции.

Поиски экспедиции

Гидросамолет Нагурского Farman MF.11 в бухте Крестовая губа на Новой Земле

К 1914 году сразу три русские арктические экспедиции — Г. Л. Брусилова, Г. Я. Седова и В. А. Русанова — считались пропавшими без вести. 18 января 1914 года Совет министров дал указание морскому министерству предпринять их поиски. Главным гидрографическим управлением были организованы несколько поисковых экспедиций.

В западной спасательной экспедиции под руководством капитана 1-го ранга Исхака Ислямова участвовали четыре судна: барк «Эклипс», пароход «Печора», паровые шхуны «Герта» и «Андромеда». «Эклипс» под командованием Свердрупа должен был пройти на восток Северо-Восточным проходом, а остальные суда — осмотреть район Новой Земли и Земли Франца-Иосифа.

Для поисков впервые в мировой истории использовалась полярная авиация: лётчик Ян Нагурский на гидросамолёте «Farman MF.11» исследовал с воздуха льды и побережье Новой Земли на протяжении около 1060 километров.

«Эклипсу», в свою очередь, потребовалась помощь по время зимовки 1914—1915 годов у северо-западного побережья полуострова Таймыр. Эвакуацию части моряков с «Эклипса» произвела сухопутная экспедиция на оленях под руководством Н. А. Бегичева. Освободившись от льдов, «Эклипс» достиг острова Уединения и осенью 1915 года поднял на нём российский флаг.

Шхуна «Герта» под командованием Ислямова на своём пути к острову Нортбрук разминулась с возвращавшимся в то же время в Архангельск «Святым Фокой» с Альбановым и Конрадом, но записка Альбанова, оставленная им на базе Джексона на мысе Флора, была обнаружена Ислямовым.

С восточной стороны поиск был поручен судам гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана под руководством капитана 2-го ранга Б. А. Вилькицкого. Восточная экспедиция также пыталась задействовать воздушную разведку, однако гидросамолёт «Генри-Фарман» лётчика Д. Н. Александрова потерпел аварию в первом же пробном полёте в бухте Эмма (Провидения) на Чукотке и далее не использовался.

В течение 1914—1915 годов экспедиционные ледокол-пароходы «Таймыр» и «Вайгач» (командир П. А. Новопашенный) преодолели весь Северо-Восточный проход от Владивостока до Архангельска, впервые сделав это в направлении с востока на запад.

В течение двух лет поисков не удалось обнаружить следов «Святой Анны». В сентябре 1915 года все спасательные экспедиции вернулись в Архангельск, поиски были прекращены.

В 1919 году Альбанов пытался убедить Верховного правителя России адмирала А. В. Колчака — участника экспедиции Э. В. Толля — организовать новую поисковую экспедицию, но не преуспел в этом и вскоре сам погиб при не до конца выясненных обстоятельствах.

Современная история

В 2010 году группой единомышленников (Ферштер Евгений Левитович, Буйнов Роман Петрович, Радун Леонид Семёнович, Унтила Александр Павлович, Чичаев Александр Николаевич, Мельник Владимир Михайлович, Сергей Рябцев, Андрей Николаев) под руководством Олега Продана была организована первая за долгий срок поисковая экспедиция, в ходе которой на острове Земля Георга (Земля Франца-Иосифа) были найдены человеческие останки и предметы, предположительно принадлежащие пропавшей береговой партии группы Альбанова. Среди них были: карманные часы (из дневников Альбанова известно, что они были единственные на всю пешую партию и принадлежали матросу Павлу Смиренникову), ложка с инициалами «П. С.» (возможно, также принадлежавшая матросу Павлу Смиренникову — в таком случае останки, вероятно, тоже его), самодельные тёмные очки из бутылочных стёкол, три винтовочных патрона 1910—1911 годов выпуска, эмалированная кружка, остатки жестяного ведра, свисток, детали лыж или снегоступов, фрагменты одежды и снаряжения. Многие из найденных вещей упоминаются в дневнике Альбанова. Также были найдены остатки дневников, в удовлетворительном состоянии. На листах, которые возможно было прочитать без предварительной экспертизы, описывались будни дрейфа на «Святой Анне» (прямое упоминание названия судна было в тексте), сцены охоты на медведей, описание течения болезни капитана, а также — по дням — температура воздуха и глубина океана. В тексте упоминались фамилии Брусилова, Луняева, штурмана Альбанова. Остальная часть дневников была передана на реставрацию.

Впоследствии было установлено, что автором дневника является машинист Владимир Губанов. Кроме будничных описаний дрейфа (незадолго перед уходом партии Альбанова), дневник содержит и указания на развивавшийся конфликт штурмана и Брусилова («Луняев разнимал»). Останки человека, найденные экспедицией Продана, по состоянию на конец 2012 года предположительно идентифицируются как принадлежащие стюарду «Святой Анны» Яну Регальду — на основании антропологического исследования, проведённого Виктором Звягиным, профессором Российского центра судебно-медицинской экспертизы. Были найдены родственники Регальда, проживающие в Минске и Тарту, взяты пробы ДНК. Однако окончательного ответа на вопрос о принадлежности костных останков по итогам экспертизы ДНК пока не дано. По антропологическим показателям подходят также и Смиренников, и Губанов (но не руководитель пешей группы рулевой Пётр Максимов, который не подходит по возрастной категории).

В 2013—2014 годах была предпринята вертолетная экспедиция по постановке радиобуев на дрейфующий лёд в том месте, где Валериан Альбанов со своей партией покинули «Святую Анну». Дата постановки буев так же совпадала с датой ухода штурмана с судна. Предполагалось, что за прошедшие сто лет направление основных ветров и течений в это время года сохранилось, и дрейф радиомаяков укажет примерную траекторию дрейфа «Святой Анны», что даст возможность сделать предположения о судьбе судна. В результате почти двухлетнего дрейфа, основные перемещения которого происходили не в направлении Гренландии, как считалось раньше, а к северо-востоку от Земли Франца-Иосифа, два буя вышли из строя, а один прекратил передавать сигналы в непосредственной близости от северо-западной оконечности того же архипелага. Этот регион ЗФИ и по сей день изучен крайне мало, и для возможных поисков останков шхуны и экипажа требуется хорошо подготовленная и снаряженная экспедиция.

Во время второй экспедиции «По следам двух капитанов», 18 апреля 2016 года в катастрофе вертолёта Robinson R-66 в районе острова Белый, погибли руководитель экспедиции Олег Продан, Алексей Фролов и Михаил Фарих. Комиссия Межгосударственного авиационного комитета назвала главными факторами, повлекшими авиакатастрофу, ошибочные действия командира воздушного судна и неподготовленность пилота.

Гипотезы о причинах гибели «Святой Анны»

После ухода группы Альбанова и сокращения числа зимовщиков оставшиеся запасы продовольствия на судне оценивались как достаточные на срок до середины 1915 года. На основании опыта предыдущих зимовок вероятность быть раздавленной льдами оценивалась как минимальная. Исходя из данных о направлении и скорости движения льдов, шхуна должна была освободиться от ледяного плена в Гренландском море летом 1915 года.

О причинах исчезновения судна выдвигалось несколько гипотез, но ни одна из них не получила фактического подтверждения:

  • Судно погибло от случайного пожара.
  • Экипаж судна погиб от цинги либо от паразитарного заболевания трихинеллёза, причиной которого могло стать употребление в пищу мяса белых медведей и моржей, не прошедшего достаточную термическую обработку.
  • Судно освободилось ото льдов в разгар Первой мировой войны и на пути в порт было потоплено германскими субмаринами в ходе битвы за Атлантику.
  • Судно погибло после освобождения ото льдов в результате зимнего шторма в Северной Атлантике

Примечания

  1. 1 2 Альбанов, 2007.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Троицкий В. Подвиг штурмана Альбанова. — Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1989.
  3. 1 2 3 Алексеев, Новокшонов, 1978.
  4. Затерянные во льдах // Живая Арктика. — май 2003. — С. 136—137.
  5. Григорьев А. Б. Альбатросы: Из истории гидроавиации. — М.: Машиностроение, 1989.
  6. 1 2 http://pubs.aina.ucalgary.ca/arctic/Arctic38-3-219.pdf (англ.) William Barr. Imperial Russia’s Pioneers in Arctic Aviation. ARCTIC, VOL. 38, NO. 3 (SEPTEMBER 1985) P. 219—230
  7. Ученые раскроют тайну гибели части экспедиции Брусилова 1912 года (недоступная ссылка). РИА Новости (12/07/2010). Дата обращения 25 июля 2010. Архивировано 4 августа 2010 года.
  8. Российские ученые на Земле Франца Иосифа ищут пропавшую экспедицию (недоступная ссылка). РИА Новости (6.08.2010). Дата обращения 25 июля 2010. Архивировано 22 сентября 2010 года.
  9. Обнаружены останки участника экспедиции из «Двух капитанов» (недоступная ссылка). Лента.Ру (28.07.2010). Дата обращения 25 июля 2010. Архивировано 29 июля 2010 года.
  10. Российские ученые на Земле Франца Иосифа ищут пропавшую экспедицию — 6. РИА Новости (6.08.2010). Дата обращения 25 июля 2010. Архивировано 5 июня 2012 года.
  11. 1 2 3 Экспедиция «По следам двух капитанов» полна мистических переплетений. ИА Арктика-Инфо. Дата обращения 30 ноября 2014.
  12. 1 2 Ирина Чернова. Три капитана. Русская Арктика. ВГТРК (2012). Дата обращения 30 ноября 2014.
  13. Учёные идентифицируют останки участника экспедиции Брусилова. Научная Россия (28 ноября 2012). Дата обращения 30 ноября 2014.
  14. Названы причины крушения вертолета Robinson в ЯНАО в апреле 2016 г.. Интерфакс (7 июля 2016). Дата обращения 4 декабря 2016.
  15. Блинов В. О них, дошедших до бессмертной широты… (недоступная ссылка). Мурманский вестник (26.01.2008). Дата обращения 21 февраля 2011. Архивировано 22 ноября 2011 года.

Литература

  • Альбанов В. Экспедиция Г. Л. Брусилова // Архангельск : газета. — 1914. — № 187, 188, 190, 191.
  • Альбанов В. И. На юг, к Земле Франца-Иосифа! — М.: Европейские издания, 2007. — 272 с. — 3000 экз. — ISBN 5-98797-006-7.
  • Valerian Albanov. In the land of white death: an epic story of survival in the Siberian Arctic. — Modern Library, 2000. — 240 p. — ISBN 978-0679641001. (англ.)
  • Алексеев Д., Новокшонов П. Как погибла «Святая Анна»?.. // Вокруг света : журнал. — 1978. — № 8 (2634).
  • Алексеев Д. А., Новокшонов П. А. По следам «таинственных путешествий». — М.: Мысль, 1988. — 206 с.: ил. — ISBN 5-244-00178-7.
  • Коган Е. Е. Плавание экспедиционного судна «Герта» для поисков лейтенанта Брусилова и его спутников в 1915 г.. — Петроград: тип. Мор. м-ва, 1916. — С. 42. — (Полярная библиотека).
  • Затерянные во льдах. Полярная экспедиция Г.Л.Брусилова на зверобойном судне «Св. Анна» / Под ред. Н. В. Пинегина. — Л.: Всесоюзный Арктический Институт, 1934. — (Полярная библиотека).
  • Подвиг штурмана В. И. Альбанова / Под ред. Н. Я. Болотникова. — М.: Географгиз, 1954. — 207 с.
  • Троицкий В. Подвиг штурмана Альбанова. — Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1989.
  • Алексеев Д. А. Неизвестные письма участников русской полярной экспедиции 1912 г. на шхуне «Св. Анна» // Летопись Севера. — М.: Мысль, 1985. — Т. 11. — С. 181—192.
  • Пинегин Н.В. Записки полярника. — М.: Географгиз, 1952. — С. 286—294. — 496 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *